Поэзия нового времени  

ГИБЕЛЬ КУЛЬТУРЫ

На исходе эона острее приметы упадка культуры.
Золото классики смотрится в марево линз,
Лоск предприимчивости, в канифоль, политуру
Массовых ценностей и опускается медленно вниз,

На фундамент модальностей дочеловеческой эры,
Иль поднимается в сверхчеловеческий апофеоз.
Зверино-людских эволюций защитники, миссионеры
Совмещают банкротство с эффектом трибунных поз.

Толкает в прорехи культуру улыбчивая конъюнктура,
Конфетти осыпает лакуны «Авесты» и «Упанишад»,
Застои органики воспламеняют стрельбою Амуры,
Миро иссякло, у техно-кумира чадит жировой химикат.

Вещие цифры в эпоху инфляций – нечетны, капризны,
Арией эсхатологии вторит пророку маньяк,
Со святых цитаделей мейнстримы смывают харизму.
Так оно есть. А когда оно было не так?

В суставах индукций-дедукций – следы травматизма,
На сиротстве Сикстинской мадонны – фамильный синяк,
Арабески гармонии чахнут у алгебры на экспертизе.
Так оно есть. А когда оно будет не так?

Над лязгом реалий – свеченье бесплоднейшей славы,
Что никогда не найдет коррелята в престижах эпох.
Явленья искусства шлифует опасно флюид непрояви,
И вздымается к звездному ужасу переполох.

Болезнь не соосной общественным вышкам культуры –
Фатальна, на ранах – ацтекский просроченный йод.
Уже горячатся взрывные волокна мирской кубатуры,
В ходе бесправных Вселенных и эта пройдет.


* * *

Дворцы, бастионы, амбары –
Деловитости стационары.
Ярлыки, талисманы, погоны –
Погремушки-аксессуары.

Эксгумируют сути доценты,
Обивают пороги клиенты,
На дежурных полотнах заката –
Кромешных отсутствий пигменты.

Казармы, скиты, будуары –
Сумятицы резервуары;
Несмываемый чад подноготной –
На рубище и пеньюаре.

Затверженных акций статисты
Снуют в кислороде игристом,
Под эгидою трубного гласа
Вибрируют связки солистов.

Наводненья, вулканы, пожары –
Неземной чистоты санитары.
Результат целевых дезинфекций
Надзвездные ловят радары.


ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ

Сидит на обломках империи мрачный плебей,
Катит молитвенно бурое солнце жук-скарабей.

Акрополь, некрополь и щеголь попали впросак.
Было ясно, прекрасно, ужасно, а стало – никак.

У кумира забился песком искореженный рот,
Богоизбранный, не переизбранный, стынет народ

В почве, когда-то благой, уподобившейся углям.
Угол зрения приспособляется к павшим углам.

Стела, что альфу для хроник смогла сохранить,
Задавила манерное тело и виноградную кисть.

Фемида ушла, унесла под хламидой весы,
Ярко точка отсчета для новых просчетов висит.

Скипетр из вянущих рук выпускает плебей,
Катит солнце ему, задыхается друг скарабей.


* * *

У разбитного авангарда
Стою разбитым ретроградом,
На суглинке – вензель марта,
Первоапрельская шарада.

Мою статику воззрений
Опыляет антистатик –
Метод оплодотворенья
Застоявшихся тематик.

Квоту ценностей, кумиров
Моя вера исчерпала,
Растут азы альтернативы,
Страшат ее инициалы.


ВАРВАРСТВО

Орбита Земли, вдруг метнувшись за метеоритом,
зацепилась когда-то за крюк в поднебесных низах.
Артефакты. Бразды мракобесья – в руках эрудитов.
Пегие стопы ликующих магов – на красных углях.

Для расслабления мышц полагается праздник,
бесперый двуногий под модную музыку съест барбекю
из четвероногих косматых. И в стаях, и в братствах –
кто не будет прожеван, тот в собственном сгинет соку.

Мед и прополис подслащивают болевые пороги,
скелеты с улыбкою сфинкса – нетленны в шкафах.
В полнолунье нисходят каскады фантазмов с отрогов,
Шахразаду за шик алогизмов корит падишах.

Утро добавит скупым очертаньям объема и красок,
терпенье и труд, как и водится, все перетрут.
А в очагах обязательной жертвенной встряски
просядет в фатальную неисчерпаемость грунт.

Просквожена фимиамом, экстазом тотема берлога,
у черноликих вождей утопает в гирляндах живот.
Ах, зачем так гремуча в глубинах сердечных изжога
и какая-то память в отрыве от мозга живет?

На перлах природы – печати и штампы натуралиста,
у служителей культа – в бисере и бриллиантах парча.
В жутких проемах искусств еле теплится Божья искра,
а самоспасение самоубийственно жаждет луча.


ГОРОДСКАЯ ГЕОМЕТРИЯ

Калечится призма,
..................верша преломленье структур
каменных джунглей.
.......................Параболы глюков из люка.
Больной прислоненной ромашке
........................................вещает бордюр,
как страшно расти без опор
......................................в эманациях луга.
Шедевры кубизма кантуют
...........................................свои паспарту.
Зодчие славно творят,
.................................а подчас вытворяют.
Если века тупиковость
.........................................углов не сотрут,
то до многозначительности
.................................................округляют.
В параллельных каналах –
...........................окружности от мелодрам;
над концами, что в воду,
.................................рыдает эолова арфа.
На аренах, святилищах –
................................ломаной линией шрам
как наложение
...........................потустороннего штрафа.
Векторы лазера
.............................метко шерстят лазарет.
Дни бегут по наклонной
..........................в ту, без диаметра, сферу.
Прозренье к чему-то сведет
.......................................(вероятно, на нет)
любую фигуру
.....................как мнимый объект глазомера.


* * *

Солнце, пекущееся,
животворящее, в море
лучи опускает.
Влага парит.
Подкрепление тел
белковых.

Липкие зерна
ползут с вожделением
в жирную почву.
Старые кожи линяют –
на потроха обнова.
Тошнит.

Галина Мун


Главная страница
Поэтические циклы