Алхимия слова, художественная речь  

ЭВРИДИКА – ОРФЕЮ

У любви, у забот и борьбы
Не бывает посмертной судьбы.
Орфей, исступленье – твой гид
В сочиненный бездарно Аид.

Пешим ходом – в бездонье? Смех!
Наречьем подоблачных вех
Говорю, чтоб тебе донести:
Забудь кожный шелк на кости.

Орфей, тот звереныш не я,
Не лепи из нелепиц меня,
Забудь Эвридику кровей,
Бессонниц, истом. Не жалей,

Не лови наших весен хмель,
Мной не пахнут ни май, ни апрель.
Нет ни жара, ни пульса битья
В статях с выучкой небытия.

Орфей, ты сошел не в Аид –
В котлованы фортун и планид,
И повлек за собою фантом,
Иллюзий трепещущий ком.

Не рисуй кистью бреда наш край,
Об отраде со мной не мечтай,
Стикс потопит любви паруса,
Новый ноль в Абсолют привнеся.

Помолчи. В трудолюбии слов
Нет подкрашенных небом основ,
А твой белый (чернеющий!) свет
Пробавляется тем, чего нет.

Страсти гложут, стихийно горя,
Те сферы, что с метою «зря».
Не зови меня в свой окоем;
Отряхнул его пеплы Аид,
Где ни в ком ничего не болит.
Тот, кто есть, не бывает вдвоем.


* * *

Совместимость души
……………….с беспредельностью
Не доказана. Но понятна.
Телу выспренний зов пустотелости –
Как музыка сфер и набата.

С какой энергетикой связаны
Ума авантюрные токи?
В каждой критике чистого разума –
И мои чуть безумные строки.

В городах – золотые прелести,
А уродливости – железны.
Глаза мимо них нагляделись и
Отражают косые бездны.

Под сердцем огонь
............................бессердечности
Регулирует качество пульса.
В подоплеке моей человечности –
Свято место темно и пусто.

Совместимость моя
................................(ну с чем же?)
Не доказана. Но понятна.
У отверженств – запах блаженства.
Отрицание – им же снято.


* * *

Тоска по свободе воли
Бороздит подоплеку планид,
В характере пятна и сколы
Усугубляет, чернит.

Глас пращура, голос крови,
Подсознательные голоса
То один одному прекословят,
А то в унисон голосят.

В оцеплении нервных кружев,
В окантовке публичных клемм,
Самость самодовлению служит,
Глотая галлюциноген.

Из пучин дымовых интуиций,
Поражая рефлексии ход,
Лучик вырвется и истребится
Пургой мозговых несвобод.

В теле горкнут жиры и соли,
Бедокурит чудной депозит.
Прах с тоской по свободе воли
Перемешивает зенит.


* * *

Альтер-Эго – в бинокле.
Еще раз – прилив на страницах,
Еще раз психеи
Придутся ночам ко двору;
И снежные лани,
И полупрозрачные птицы
Проплывут, розовея,
Оставив следы на ветру.

Ах, это лишь память…
Огни фанатичного детства,
Сиреневой юности
Переполох на заре.
Кочевых миражей
Догорающее наследство
Лавирует бликом
В рассыпавшемся алтаре.

Благовонно-токсично
Опять зашумели страницы –
Мой логос, кошмар,
Феерической сметы статьи.
Жажда горит,
Но я знаю уже: не напиться
Из этих ручьев.
Алетейя безмолвий в пути.

Супер-Эго – в бинокле.
В мемуарах – засохший лотос,
Хроники спят,
Книга книг надевает вуаль,
Притчи беднеют,
Линяет идей разношерстность…
Последнее слово –
Из букв, что не знает букварь.


* * *

Пространство и время –
………………....капкан, авантюра
Эриний-шутих,
арена сакрального
…………………….....белого тура,
тельцов золотых.
В рокотании судеб –
………………...скрежет железный,
сипенье желёз.
Над туром –
……....сияние жертвенных лезвий,
над тельцом – купорос.
Играешь наследственностью,
...........................................унимая
собственных рвачеств
.......................потуги бесплодные,
визги кручин.
А когда опротивеет возчик-кривая,
от жизни
......– завравшейся басни негодной –
выбрось ключи.


ЕГИПЕТ

Бродят дымки гашёных зол,
Поветрия выцветших правд;
Взыскующий что-то нашел
И не видит дороги назад.

Зарекаются сводки стел.
Плач Исиды легко звенит
В глубине, что замазал тлен,
Неподдельностью не сразит

Казуистику радиоволн.
Один только чует Сфинкс,
Как в зените внушает Амон
Мирозданью идеи фикс.

Хранят послевкусие жертв
Заскорузлые пасти богов,
Изуверства запекшийся нерв –
На железной эстетике лбов.

Уподоблены ракурсам бед
Былых бесподобий куски.
Копит чахлые яды браслет
Для любой не мемфисской руки.


РОЖДЕСТВО

Пытливо небесный малыш
Глядит в нелюбезный приют.
В стойле – ангел (летучая мышь?),
Мимо неба секунды текут.

Уже наготове перо
Канонического писца
И семя молчанья взошло –
Без-заветная правда Отца.

Угнетает беспомощность рук.
Вокруг – солома. Свеча.
Как узок означенный круг!
В отдалении птицы кричат,

Рассекающие горизонт…
Скорей все забыть и упасть
В сакраментальный загон,
Крестообразную пасть…

Побужденья слепых величин
Легко задевают виски,
Теплый запах доносит овин,
Чьи-то тени – до звезд высоки.

Причащений грядущих вино
Пьянит молодую мать.
Надевая земное ярмо,
У нее на груди почивать

Привыкает небесный малыш.
Хоругви на дальнем краю.
Положенья меняет фетиш.
Реет возглас «на том стою».


СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Века феодальные, средние.
Сны инфернальные.
Тенор монаха медленно
Возносит литании.

Мерно течет схоластика
В будней отверстие.
Ноуменов добрая статика.
Феноменов злые действия.

Хваткость умы спесивые
Сосредоточили,
Питаются грубою силою
От Аристотеля.

Галина Мун


Главная страница
Поэтические циклы