Европейская поэзия, переводы  

Ф. Гёльдерлин. Стихи.

ПРОСЬБА О ПРОЩЕНИИ

Святое существо! Часто нарушал я
Твой божественный золотой покой,
Тебе поведал я немало о тайных и глубоких
Страданиях в жизни.

О, прости и забудь! Я ухожу подобно облаку,
Сползающему с дивной луны,
А ты, отрадный свет, продолжай сиять
В незыблемой красоте.


РАНЬШЕ И ТЕПЕРЬ

В юности я радовался наступлению утра,
Печалился вечером. Сейчас, повзрослев,
Начинаю свой день в сомнениях, а тихий закат
Для меня светел и священен.


* * *

Радости этого мира изведал и я
В юные годы, что канули в тишь небытья.
Весны сгорели, кочуют дожди по жнивью.
Я обращаюсь в ничто, через силу живу.


ПЕСНЬ О СУДЬБЕ

Вы бродите в осиянных высотах
по нежным полям, блаженные гении!
Божественные дуновенья
касаются вас,
как пальцы арфистки -
священных струн.

Вдали от судьбы, как спящий
младенец, дышат небожители.
Сохраненный навсегда,
как целомудренный бутон,
не зная увяданья,
цветет ваш дух,
а в безмятежных глазах -
блики отрады
и вечной ясности.

А нам ничто никогда
не сулит покоя.
Злосчастные люди
снуют по земле вслепую,
с каждым часом
теряя себя,
и, как водопады,
разбивающиеся о скалы,
падают в неизвестность.


ABBITTE

Heilig Wesen! gestoert hab ich die goldene
Goetterruhe dir oft, und der geheimeren,
Tieferen Schmerzen des Lebens
Hast du manche gelernt von mir.

O vergiss es, vergib! gleich dem Gewoelke dort
Vor dem friedlichen Mond, geh ich dahin, und du
Ruhst und glaenzt in deiner
Schoene wieder, du suesses Licht!


EHEMALS UND JETZT

In juengeren Tagen war ich des Morgens froh,
Des Abends weint ich; jetzt, da ich aelter bin,
Beginn ich zweifelnd meinen Tag, doch
Heilig und heiter ist mir sein Ende.


* * *

Das Angenehmste dieser Welt hab ich genossen,
Die Jugendstunden sind, wie lang! verflossen,
April und Mai und Julius sind ferne,
Ich bin nichts mehr, ich lebe nicht mehr gerne!


SCHICKSALSLIED

Ihr wandelt droben im Licht
auf weichem Boden, Selige Genien!
Glaenzende Goetterluefte
ruehren euch leicht,
wie die Finger der Kuenstlerin
heilige Saiten.

Schicksallos, wie der schlafende
saeugling, atmen die Himmlischen;
keusch bewahrt
in bescheidener Knospe
bluehet ewig,
ihnen der Geist,
und die seligen Augen
blicken in stiller,
ewiger Klarheit.

Doch uns ist gegeben,
auf keinen Staette zu ruhn.
Es schwinden, es fallen
die leidenden Menschen
blindlings von einer
stunde zur andern,
wie Wasser von Klippe
zu Klippe geworfen,
jahrelang ins Ungewisse hinab.

Перевод Галины Мун


Главная страница
Переводы