Тексты и контексты  

СОН И ЯВЬ

Вплетается в сны одичалость лиловых просторов,
Где давно изувечился трех измерений скелет;
И привидятся юность богов, титанический сговор,
Из тоски осиянности грехопаденье комет.

Архетипы блокируют гул непочатого края
В сознании, крайние меры у них под рукой.
Жизнь, устав от себя, до утра в темноте замолкая,
Становится анти- иль, может быть, суперсобой.

При познании мира полдневный накал умозренья
Всегда дополняет полночный сновидческий пыл,
И такое с двойным углом зрения мировоззренье
Упирается в мистику шестиугольных светил.

Знаменательно разнятся мифы, псалмы, эпопеи
В золотосолнечной и сребролунной стране;
То, что скрывают фасады дневных благолепий,
Обретает свободу и блажь возгоняет во сне.

Труды повсеместно и рьяно преследуют цели,
Что бодрствующим полагает их явная суть;
Достигает недвижимое забытье-расслабленье
Того, что не явственно, но не бесцельно ничуть.

Лавирует проблематичность у сна и у бдений;
Удручают плоды их совместно-полярных потуг.
Морфей, усмиряя когорты цветных сновидений,
Становится в позу, в какой проповедовал Юнг.

Галина Мун


Главная страница
Калейдоскоп перипетий