Юмористические стихотворения  

ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ

Наш мир – парадокс-варьете,
Неслыханная оперетта,
В ней действуют только те,
Чья песня еще не спета.

Пустыня – отчизна пустот
И мать для рожденья верблюда.
Знайте: всё от него идет;
И не спрашивайте: «Откуда?»

Небеса – умозрению враль,
К тому ж не пригодны для ока;
Телескопы вперяй не вперяй –
Ни прока тебе, ни пророка.

Любовь даже воинов жжет
(в кавалериях – все кавалеры)
И гендерность леди печет,
Дабы в обществе не леденели.

Книга – дока; задумавши всё,
Выдумывает чего нету,
Повествует про то и про сё,
Но чаще всего про это.

Правда – людской идеал
Человеческого общежитья.
Ее в жизни никто не видал.
И хочет ли кто-нибудь видеть?

Дидактика – конгломерат
Пустых и порожних максим,
Они, наводнив ректорат,
По факсу идут как по маслу.

Право значит такой закон,
Который похож на дышло.
Тем, кто лезет на тайный рожон,
Он готовит открытую вышку.

Психология – это Юнг,
В подсознательности перекосы,
Выколупыванье из гун
Комплексной типа занозы.

Читая подобный словарь,
У людей заостряется разум,
А в памяти частый провал
Будет не сразу.


ВЕСНА

Взрыхляя пейзажи, ковбой-тракторист
Оратории ором орет, как на бис,
А в антракте поносит орала.
С лишком выпала белая всем полоса,
Даже в кадке заколотое порося
Не выглядит так, как сало.

Жадно ловят моменты калифы на час.
Обгоняют друг друга, о цензе печась,
Фаренгейта и Цельсия ртути.
Доля счастья на каждый кубический метр
Не вмещается в этот скупой трафарет,
И везде – катавасия вздутий.

Чего нет народиться задумало вдруг,
Его пылко напутствует выродок-друг,
Гоношится бесплодье аскета.
Посох яростно тюкает вражеский путь,
Веселя гренадерам испанскую грусть,
Выколупывая все монеты.

Подносит весна за сюрпризом сюрприз,
Утих «Ой, мороз…», не у дел антифриз,
А дела развиваются рьяно:
Начинается в чувствах большая любовь,
Даже овцы своих отпихнули жлобов
И тянутся к Альдебарану.


НЕВЕСЕЛЫЕ СИТУАЦИИ

Прищурившись и приглядевшись
К парадигме житья и быта,
Понимаешь, какого лешего
К черту неслась Маргарита.

Куда свои взгляды ни впялишь
Или что ни окинешь взором,
Натыкается око на шабаш
Иль шабашника в том кругозоре.

Обмишурившись и лишившись
Оккультного благословенья,
Лобызаешь свои фетиши
С некоторым отчужденьем.

Каждый род или вид природный
Обращая в шашлык и салаты,
Стоишь на защите животных
Как-то совсем косолапо.

Запропастившись и нашедшись
В трех соснах (или там рябинах),
Как у Древа Познания грешник,
Ощущаешь себя дубиной.

Люд, снося и беду, и кошмары,
Бьет в литавры, как римский стоик,
Но стойкость гремит под фанфары,
Настоявшись нелепых стоек.


ПЕВЕЦ ЛЮБВИ

Певца любви, певца своей печали,
Морские волны подло укачали,
И он, как уж, вихляется на койке,
Зеленых змиев бросив на попойке.

Певцу любви, певцу своей печали,
В иллюминатор чайки постучали,
Он осерчал: разлапистые куры
С ресниц спугнули облик Помпадуры.

Певцом любви, певцом своей печали,
Гордился экипаж, и на причале
Певца от сигареты отлучили
И цевницу семиствольную вручили.


ВРЕМЕНА ГОДА

Быт сестрице Аленушке красит
Сам двоюродный черту не брат.
Точит братец Иванушка лясы
На кошачий манер, чуя март.

Вот апрель позади. Крестьянин
Вынул чучел на лето и зонт
И в джентльменском наборе мужлана
Здраво делает переучет.

Вот август. Комбайны спесиво
Лошадиную силу срамят;
А ворон ясны очи на Сивку
Не разделят с наукою взгляд.

Вот ноябрь на мази. Простуда
У мазил под соплями красна.
Гамлет зуб наточил на Гертруду,
А Иван не припомнит родства.

Вот зима тут как тут. Морозы
Производят неслабый эффект.
Снежных баб не фривольные позы
Множат женщине авторитет.

Набиваем живот по сезону,
Братьев меньших морозя, варя;
Свойски Старшему Брату бульоны
Загустим в ипостаси сырья.

Галина Мун


Главная страница
Юмор