Современная классическая литература  

К МНЕ

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась Я
Как дивный метод размноженья,
Как гений инобытия.

В томленья грусти безнадежной
И в полководческий вопрос –
Везде совал мой профиль нежный
Свой любопытствующий нос.

Шли годы, бурь порыв мятежный
За мной носился, как Батый.
Забыла я мой фэйс нездешний
И в нем небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Бил панталык мечты мои;
Всех рук моих все мановенья
Забуксовали без любви.

К меже ланит скосились уши,
Но вот опять явилась Я –
Не содержа ни грамма клуши,
Во всей красе небытия.

И сердце млеет в упоенье,
Глядим друг другу мы под бровь,
Пошли процессы слез кипенья,
И нами двигает любовь.


* * *

Ночь, улица, фонарь, аптека.
Луна все трет Армстронга след.
Судьба – та самая индейка;
Зайдется вдруг – исхода нет.

Помри – начнешь опять сначала
Твой селяви в краю Тарта́р:
Аптечный мел в зубном канале,
Под нос – кулак, под глаз – фонарь.


* * *

Люблю грозу в начале мая,
Когда младой неумный гром
С размаху ухнет вглубь сарая,
Не давши маху над быком.

Скотина взвоет, как мопеды,
Рогами целясь то в орла,
То в благолепный профиль Гебы,
Чтоб кубки с выучкой торпеды
Она на землю не лила.


* * *

Отговорила роща золотая
Отчасти нормативным языком,
И журавли, прознав досье бабая,
Летят и не жалеют ни о ком.

Кого жалеть? У всех болят болячки
И чешутся чесотки. Старый дом,
Салонно опершись на раскорячки,
В коме спит, и блин последний – ком.

Стою себе среди равнины голой,
Невыгодной под бизнес журавля;
Меня так тоже в юности веселой
Дразнила перспектива без рубля.

Жалко сумм, затраченных напрасно
На всякую сиреневую цветь.
Лишь сивуха красит нос прекрасно,
И все ей фиолетово, что есть.

Круглеет угол клюва над рябиной,
С ужимкой панацеится трава
У знахаря, когда в былье доктрин я
Роняю не словарные слова.

И коли ветер, хищно промышляя,
Сдаст железы мои в металлолом,
Все рощи на окраинах Китая
Отговорят олбанским языком.


ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО И ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО

Крошка сын к отцу пришел,
и сказала кроха:
- Маяковский «Хорошо»
написал неплохо.

- Надо же, какой писец!
А скажи на милость,
в драме той какой конец?
Все ль там поженились?

- В ней про это – ничего,
для этого – «Про это»,
а здесь – понты того-сего.
Пап, почитай поэта!

- Прямо щас читать пошел.
А мать твоя – дурёха.
Ей лишь в амуре хорошо,
а в де-юре плохо.


ПЕСНЯ ПОСЛЕДНЕЙ ВСТРЕЧИ

Так беспомощно грудь холодела,
Ты пальцем крутил у виска,
Я на правую руку надела
Вместо варежки два носка.

Ты рубль мой поднял со ступени,
Но я знаю, их было три.
Для тебя мне не жалко пени.
Коль позарился, так бери.

На том свете сочтемся, милый.
Тебе черти припомнят сей дом,
В коем ты гарцевал кадрили,
Меня избежавши при том.

Галина Мун


Главная страница
Юмор